ЦБ пообещал инфляцию 4,5%, аналитики — ставку под 10%

ЦБ пообещал инфляцию 4,5%, аналитики — ставку под 10%

0 5

В своем обзоре динамики потребительских цен Банк России зафиксировал очередной инфляционный рекорд нынешнего периода: 8,13%. Авторы документа объясняют его неурожаем и инфляцией на внешних рынках. Но в будущем году ЦБ обещает вернуться к былому таргету, чем немало, конечно, удивляет аналитиков.

Грунтовый овощ не осознал экономическую политику

Годовая инфляция в октябре 2021 года возросла до 8,13%, что в значительной мере было связано с повышением продовольственной инфляции. Об этом говорится в информационно-аналитическом комментарии Банка России «Динамика потребительских цен». По данным ЦБ, инфляция по итогам 2021 года ожидается в интервале 7,4–7,9%, а по итогам 2022 года — 4–4,5%.

«В частности, из-за снижения урожая ускорилось до высоких значений подорожание грунтовых овощей. Увеличились также годовые темпы роста цен на продукты питания животного происхождения (мясную, молочную продукцию), что отражало давление со стороны издержек, в том числе из-за произошедшего ранее роста цен на мировых рынках. Повышение цен на продовольствие может заметно сказаться на инфляционных ожиданиях населения», — говорится в сообщении регулятора.

В то же время и месячные значения (с поправкой на сезонность) и годовые показатели устойчивой ценовой динамики возросли. Это указывало на нарастание инфляционного давления, в том числе из-за негативного влияния на предложение узких мест в глобальных производственных и логистических цепочках.

«Комментарий ЦБ о сохранении риска инфляционных ожиданий на повышенном уровне мы полностью разделяем, — говорит Владимир Волков, директор казначейства РГС Банка. Свидетельством этого является факт, что годовая инфляция в октябре 2021 года выросла на 0,73 процентного пункта (п.п.) — до 8,13%. Даже скромный прирост инфляции на 0,2-0,3% в месяц до конца года дает перспективу 8,5–8,7%».

В свою очередь, на последнем заседании глава ЦБ допускал скачок уровня инфляции до 8,50% и, как следствие, очередной пересмотр ставки на +100 б. п. для симметричного действия инфляционным процессам. Однако, учитывая проактивный характер действий ЦБ, возможным диапазоном ключевой ставки может быть 8,75–9% на конец 2021 года, а на первое полугодие 2022 года — 9–9,5%, считает Владимир Волков. Ожидания же регулятора по возврату инфляции по итогам 2022 года к уровням 4–4,5%, по словам аналитика, выглядят маловероятными, поскольку инфляция в мире набирает обороты и носит инертный характер.

Овсянка подорожала, сэр

Службы российского ЦБ, очевидно, ориентируются сейчас в своих ожиданиях по динамике инфляции больше на внешние для страны параметры, отмечает шеф-аналитик TeleTrade Пётр Пушкарёв. К ним прежде всего можно отнести побитый буквально на прошлой неделе исторический рекорд трех десятилетий по индексу потребительских цен (CPI) в США, на уровне 6.2% годовых по сравнению с 5.4% всего лишь месяцем ранее.

Последний раз такие статистические данные по CPI официально наблюдались в 1991 году, и продержались они тогда недолго, но сейчас инфляционная спираль раскручивается быстрее и больше напоминает лавинообразное развитие ситуации с ценами, которая сложилась в начале 80-х: в тот момент цены в Америке поднимались в годовом исчислении почти на 15%, напоминает аналитик.

Сейчас спираль роста цен одновременно всё активнее охватывает уже Европу, где аналогичные цифры CPI уже продемонстрировали всплеск с 1,9% в августе до 4,2% к началу ноября, продолжает он. Причины хорошо понятны: гигантские объёмы свеженапечатанной денежной массы на триллионы долларов и евро, в сочетании с накопившимися за время пандемии сверхдлинными «хвостами» издержек для производителей.

Себестоимость и производства, и доставки резко подскочила едва ли не по всем товарным группам, и все свои затраты по всему миру производители и перекупщики, торговые сети, вынужденно переносят на конечного покупателя, констатирует Пётр Пушкарёв. Продукты питания подорожали в этих условиях сильнее всего, рост цен на них уже стал едва ли не параллельной эпидемией, которая со страшной скоростью распространяется по странам и континентам. В качестве характерного примера можно отметить: Financial Times в октябре провела простое исследование, подсчитав, что только стоимость условного международного набора для завтрака, куда входят кофе, сахар, молоко, овсянка, пшеница и апельсиновый сок, поднялась, оказывается, с 2019 года в среднем по миру на 63%.

То есть фактическая инфляция «для людей», а не в формальных статистических отчетах правительств, уже глобально намного выше. И в России регулятор четко осознает, считает аналитик, что пока правительству не удалось выработать хоть сколько-нибудь эффективных средств, чтобы защитить продовольственные цены от «импорта» продуктовой инфляции.

Ставка подстегивает инфляцию

Отечественный производитель, замученный своими внутренними проблемами, тоже не желает упускать своей выгоды, подтягивая отпускные цены в России к экспортным. Пока правительство оказалось способно лишь на мониторинг роста цен, говорит Пётр Пушкарёв. По его мнению, изменить ситуацию могла бы лишь жесткая система квот на экспорт в строгой зависимости от объема продукции, реализованной каждой конкретной компанией-поставщиком внутри страны, с одновременным установлением потолков для роста цен.

Но такой набор мер, делает оговорку аналитик, был бы, конечно, очень непопулярным с точки зрения и бизнеса, и пополнения казны налогами. Возможно, поэтому пока такие схемы правительство вводить не решается. ЦБ, со своей стороны, может лишь механически поднимать и дальше ключевую ставку, и практически наверняка снова прибегнет к этой мере в декабре.

Но в конкретных сложившихся условиях рост ключевой ставки уже не сдерживает никак естественную инфляцию, а даже, возможно, играет в противоположном направлении, так как снижает для производителей и банков возможности дешевле перекредитоваться, полагает Пётр Пушкарёв. А значит, заключает он, себестоимость производства продуктов остается завышенной и продолжает по цепочке переноситься на простого покупателя.

То, что высокая инфляция сохранится минимум до конца 2021 года, было понятно, когда она не замедлила темпов осенью этого года, указывает, в свою очередь, руководитель представительства инвестиционного фонда ANIF в России Сергей Григорян. Локдаун в начале ноября также не оказал положительного влияния на экономику России.

Безусловно, это была вынужденная мера, замечает эксперт, и никто из нас не знает, сколько таких вынужденных мер еще понадобится. Население начинает ощущать на себе эти последствия не сразу. По мнению эксперта, последствия ноябрьского локдауна россияне почувствуют в январе 2022 года.

Что же касается прогнозов ЦБ вернуть инфляцию в России уже в 2022 году в диапазон 4%, то, по словам Сергея Григоряна, они выглядят достаточно туманными. Сейчас, по его мнению, хорошо работает повышение ключевой ставки, но ее тоже нельзя поднимать вечно.

Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Оставить комментарий