Что делать с укрепляющимся рублем?

Что делать с укрепляющимся рублем?

0 26

Об этом зашла речь на съезде РСПП. Руководители экономического блока российского правительства не пришли к согласию в этом вопросе. Business FM представляет мнения Силуанова, Решетникова и Набиуллиной

Что делать с укрепляющимся рублем?

Съезд Российского союза промышленников и предпринимателей прошел без Владимира Путина и Михаила Мишустина. Зато гостями стали главы Минфина, ЦБ и Минэкономразвития, а самой дискуссионной темой — курс рубля. И руководители экономического блока не пришли к согласию в том, что делать со стремительно укрепляющейся российской валютой.

Министр финансов Антон Силуанов отметил, что в рамках рыночной экономики на рубль могут повлиять только Банк России и его ведомство, но Центробанк пока не слишком гибок:

«Регулятор говорит следующее: для меня принцип свободного плавания курса незыблемый, курс проверяется на рынке, я не буду вмешиваться. Принципы ЦБ имеют право на существование. Первый вопрос: кто еще может участвовать на рынке? Минфин раньше в рамках бюджетного правила сверхдоходы от нефти и газа складывал в иностранную валюту, в ФНБ и так далее. Сейчас иностранная валюта токсична, но мы готовы это делать, чтобы влиять на курс, вкладываться в валюту дружественных стран. Интерес валюты дружественных стран в том, что через курс с долларом и евро можно будет регулировать стоимость евро, доллара к рублю. Для этого нужно восстановить принципы бюджетного правила, пусть и модифицированные. И этот вопрос будем обсуждать с экономическим блоком правительства. ЦБ согласен, Минфин согласен, остается убедить и доказать нашим остальным коллегам. Мы сейчас даже сделаем наценку, когда у нас 1 рубль курса для бюджета, по нашим оценкам, где-то 130-150 млрд рублей, Минэк оценивал где-то в 200 млрд рублей, то есть представляете, для бюджета 10 рублей курс — триллион рублей с лишним, то есть это хороший объем».

Идею Силуанова вернуться к бюджетному правилу и искусственно повышать предложение валюты на рынке, решительно не поддержал глава Минэкономразвития Максим Решетников. Он предлагает отменить политику плавающего курса:

«Избыток валюты на рынке такой, что мы не сможем настолько сократить бюджетные расходы в условиях, когда у нас повышенная потребность в деньгах, с тем, чтобы стабилизировать этим дополнительным спросом курс. В рамках той конструкции, которую сейчас коллеги предлагают, мы, боюсь, скорее, ухудшим ситуацию. Потому что в условиях недостатка спроса, сокращения бюджетных расходов, это только еще более негативно повлияет на экономику. И если мы хотим реально изменить ситуацию, нам нужно вернуться к той модели регулирования, которая есть. Я боюсь, что при действующей модели у нас реального решения вопроса не будет. У нас будет плавающий курс, мы будем пытаться как-то из бюджета сократить расходы, откупить доллары, в результате это все приведет к еще большему сжатию экономики, и мы искусственно зажмем нашу экономику. И вот та самая дефляционная спираль, признаки которой мы уже видим, просто раскрутится еще дальше, и не то что о каком-то инвестиционном процессе нельзя будет говорить, я думаю, коллеги, кто сидят, подтвердят, что рентабельность многих производств, даже ориентированных на экспорт, при текущем курсе уже стала отрицательной. Если ситуация продлится еще несколько месяцев, я думаю, многие предприятия могут прийти к мысли не только о сворачивании инвестиционных процессов, но и о необходимости в общей корректировке текущих производственных планов и сокращения объемов производства».

Также министр отметил, что его министерство в июне уже ждет дефляцию. С ним не согласна глава Центробанка Эльвира Набиуллина. По ее словам, снижение цен — это отыгрыш скачка, произошедшего этой весной, а попытки искусственно сдерживать рубль приведут к девальвации:

«Курсом управляют с начала 2000-х годов, а реальный курс все равно рос. Либо у вас номинальный курс должен расти, либо это уходит в инфляцию. А для бизнеса все-таки важен реальный обменный курс. Второе — когда мы начинаем управлять курсом, конечно, резко снижается независимость и самостоятельность денежно-кредитной политики, то есть мы привязываемся к валютам чужих стран. Напомню, что в этих странах сейчас инфляция на 40-летнем максимуме, это просто еще и импорт этой инфляции. И мы вынуждены при управляемом курсе будем синхронизировать свою денежно-кредитную политику с политикой этих стран, к валюте которых мы привязываемся. Они будут ужесточать. А даже если у нас спрос снижается, нам надо поддержать спрос, мы вынуждены будем ужесточать эту политику, чтобы просто управлять курсом. Это вредно для экономики. И третье — какие механизмы могут быть управления курсом: либо накопление резервов, вы сейчас понимаете, что мы не можем копить резервы в твердых валютах, они сразу попадают под арест, нерезервные валюты — там есть капитальные ограничения и так далее. И второе — как можно управлять курсом валютными ограничениями, то есть туда-сюда двигать валютные ограничения? Я не думаю, что бизнес от этого будет счастлив».

Рубль снова укрепился 29 июня, но на заявлениях экономического блока начал резко сдавать свои позиции. Доллар с утра обновил минимум с мая 2015 года и упал к 50 рублям, евро опустился ниже 53 рублей, до октябрьских показателей 2014 года. К вечеру за доллар стали давать порядка 52 рублей, за евро около 54,5 рубля.

Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Оставить комментарий

1 × пять =