Михаил Мишустин провозгласил буржуазную экспортную революцию

Михаил Мишустин провозгласил буржуазную экспортную революцию

0 9

Государство ждет прорыва на внешние рынки и обращается непосредственно к предпринимателям. Так можно резюмировать итог форума Российского экспортного центра (РЭЦ ), где премьер обнадежил и даже удивил, не подарила надежду глава Центробанка, а глава Счетной палаты был обескураживающе прям.

Премьер-министр РФ Михаил Мишустин на пленарном заседании "2030 уже завтра, что делать?" в рамках международного экспортного форума "Сделано в России — 2021" в Центре международной торговли

Россия: что сделано?

В России пока слишком мало компаний, ориентированных на экспорт – менее 1%. Сообщив об этом на международном экспортном форуме «Сделано в России», глава кабмина Михаил Мишустин подчеркнул необходимость расширения присутствия отечественных производителей на внешних рынках, как по количеству, так и по географическому охвату. Иначе целей, поставленных главой государства, не достичь.

«Перед нами амбициозная цель, которую поставил Президент России, – обеспечить к 2030 году реальное увеличение экспорта несырьевых неэнергетических товаров не менее чем на 70%», – заявил премьер-министр.

По словам премьера, движение в этом направлении уже есть: за 2021 год несырьевой экспорт, по прогнозам экспертов, должен достичь трехлетнего рекорда – 180 млрд долларов. Причем, увеличение поставок российских несырьевых товаров и услуг за рубеж превысило темпы роста мировой торговли.

«Благосостояние объясняется добычей нефти»

Однако последнее вполне может объясняться эффектом низкой базы, а также не полным восстановлением логистических цепочек , тянущихся не из нашей страны. Вопрос в том, какими эти темпы будут дальше. В очень неспокойное для мировой экономики время.

Михаил Мишустин считает, что чтобы двигаться вперед, надо бежать еще быстрее, объясняя это взрывным ростом цифровых технологий, наряду с изменениями спроса и структуры потребления в мировой экономике.

На эти изменения спроса и на несоответствие им нынешней российской экспортной модели обратил внимание глава Счетной палаты Алексей Кудрин.

«Россия живет неплохо, и то благосостояние, и тот уровень возможностей импорта, который мы осуществляем за счет наших валютных ресурсов, достигнуты не нашей конкурентоспособностью только в технологиях, промышленностью и услугах, а добычей нефти», – заявил, выступая на форуме, председатель Счетной палаты.

По его словам, есть еще одна проблема – «королевство маловато»: основные рынки сбыта промтоваров, а не сырья, по большей части, ограничиваются внутренним рынком и ЕАЭС. А это – лишь около 190 млн потенциальных потребителей. То есть, скромные, почти незаметные, 2% мировой торговли и мирового ВВП. Особо не разгуляешься. Однако, выход на другие масштабы возможен — через новые торговые соглашения.

У России их пока 11:  все тот же ЕАЭС, а также несколько коллективных соглашений, заключенных через него, Также — зона свободной торговли со странами СНГ, еще несколько двусторонних ЗСТ. А у тех же США только соглашений о свободной торговле два десятка.

Плюс, после прихода Байдена Вашингтон активизировался в переговорах о крупных союзах. Это продвижение собственных интересов, иногда грубое, почти всегда откровенно протекционистское, но — работающее.

России так действовать, во-первых, не дадут, во-вторых, мы и не сможем. Кроме пресловутых углеводородов, аргументов, позволяющих продавливать собственную позицию, маловато. Еще кое-какие оружейные контракты, быть может.

Буржуазия в борьбе за рынки

Когда ситуация заходит в тупик, следует революция. Сейчас у нас идет цифровая, ответившая, лучше или хуже, на вызов отсутствия новых идей и прорывных технологий в промышленности. Что не давало начаться новой технологической волне, согласно некоторым авторитетным экономическим концепциям. Во главе цифровой революции в России стоит лидер масштаба премьера, еще на прежних должностях активно внедрявший «цифру».

И вот теперь он провозгласил еще одну «революцию» (тут уже уместны кавычки, чтобы не быть понятыми слишком буквально) —  буржуазную, при этом еще если и не мировую, то международную. Речь-то, напомним, идет об экспорте, причем все-таки не революции, а товаров и услуг.

По словам Михаила Мишустина, надо сделать все, чтобы на внешний рынок хлынули не просто экспортеры, а экспортеры – предприниматели.

«Считаю, что главным двигателем увеличения доли российской продукции во внешней торговле может и должна стать предпринимательская инициатива. Конечно, государство будет оказывать необходимое содействие, чтобы сохранять набранный темп и достичь национальной цели», — заявил премьер-министр.

Предприниматели, традиционно говоря, буржуазия и рада бы. Борьба за рынки, причем при активном содействии государства, издавна была ее коньком. Рынки как прежде, так и сейчас защищены барьерами. Сегодня самые высокие из них носят нетарифный характер.

Для большинства товаров требуется сертификация по техническим стандартам той или иной страны или экономической зоны. И проблемы могут быть посерьезнее, чем не совпадающие вилки у шнуров питания.

Предпринимателю мало разобраться в иностранных технических регламентах, что само по себе непросто. Он должен еще заплатить за сертификацию немалые средства, и все на свой страх и риск, не зная, пойдут ли вообще продажи. Многие предпочтут не связываться с этой затеей, а работать по принципу «где родился, там и пригодился».

По идее, поддержку в этом направлении оказывает «Российский экспортный центр» (РЭЦ), да и некоторые регионы помогают своим бизнесменам (вероятно, рассчитывая, что когда те вырастут до олигархов, то обеспечат неплохие налоговые отчисления, да и вообще не забудут малую родину). Но многие небольшие компании из самых разных отраслей по-прежнему отмечают: пока они бьются над тем, чтобы пройти все круги сертификации, их конкуренты из других уже уверенно завоевывают новые рынки.

Ом мани падме хум (Денег нет и не будет)

 В конечном итоге все упирается в деньги, которые нужны на то, чтобы выйти на эти рынки. Но как отмечено выше, у вложений в экспортные поставки высоки риски. Покрывать их самостоятельно готовы единицы.

Да, сейчас в стране действует поддержка экспортеров в том числе – рублем. И, как заметил Алексей Кудрин, рассчитывает на нее больше 80% компаний, собравшихся покорять зарубежные рынки. Но опрос Счетной палаты показал, что более 60% тех, кто за этой поддержкой обращается, сталкивается со сложностями, как регуляторными, так и просто техническими. 

Однако корень проблемы кроется гораздо глубже. Для того, чтобы нацелиться на экспорт, надо хоть как-то встать на ноги в родной стране. Создать предприятие, нанять сотрудников, наладить производство. И это тоже делается не бесплатно. В большинстве случаев на такие цели берутся кредиты. Только вот при нынешних ставках доступны они не всем. И свет в конце этого тоннеля пока не видно. Хотя в ЦБ говорят, что о бизнесе думают.

 «Когда Центральный банк принимает разные решения по изменению банковского регулирования, во мне просыпается бывший министр экономики и я всегда анализирую, как это скажется на несырьевом экспорте и на малом бизнесе», – заявила выступавшая на форуме глава ЦБ Эльвира Набиуллина.

Правда, итогом этого анализа становятся несколько другие шаги, хоть и важные, но к ставке отношения не имеющие. «Мы стараемся делать так, чтобы финансовая система была для вас удобна. Отменили экспроприацию валютной выручки, учитываем покрытие ЭКСАРа в банковском регулировании», – добавила Набиуллина.

А вот в том, что касается ключевой ставки, мысли об инфляции перевешивают все остальные. 

«Не бывает дешевых кредитов при высокой инфляции. Какая бы ни была ставка, если инфляция высокая, банк-кредитор всегда это учтет в процентных ставках по длинным деньгам, инвестор всегда учтет это в купонах по облигациям. Длинные деньги появляются только в условиях низкой инфляции», – глава ЦБ четко дала понять, что пока потребительские цены растут опережающими темпами, ничего хорошего у бизнеса не получится. И регулятор намерен бороться с главной российской бедой проверенными методами.

«Мы, конечно, намерены проводить политику, которая, несмотря даже на нынешний всплеск инфляции, приведет ее к цели и позволит удерживать на относительно стабильном уровне», – заявила Набиуллина, обозначив курс дальнейшей ДКП не хуже, чем «брошью со смыслом». («О, жемчужина, сияющая в цветке лотоса!»). Ранее, она уже говорила, что нынешние темпы роста цен делают маловероятным сохранение ключевой ставки в декабре или незначительное ее повышение на 0,25 п.п.

А значит, будущим экспортерам, какие бы планы на них не строило правительство, какие бы идеи не выдвигали крупные чиновники и эксперты, скорее всего, придется ждать «полной и безоговорочной победы» над инфляцией вместе со всеми. Слушая в теленовостях и интернете о том, как на них надеется вся страна.

Источник

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Оставить комментарий